Как стать успешным фотографом и переехать в США: интервью с Кириллом Каретиным

Кемеровчанин Кирилл Каретин, занимаясь свадебной фотографией без малого восемь лет, успел объездить десяток европейских городов, пожить в Таиланде и США, выйти на местный рынок и отснять сотни непохожих друг на друга молодых семейных пар. Он уверен, что главное в его работе – это полностью отдаваться ей, иначе снимки получаются «без души», и люди это чувствуют. Не так давно Кирилл возвращался в столицу Кузбасса, дал мастер-класс для кемеровских фотографов, а также пообщался с корреспондентом VSE42.Ru обо всём, что так или иначе связано с фотографией.

qqqqqqqqqqqq

    – Начнём по порядку: когда занялся фотографией? Ведь, насколько я знаю, этих ваших университетов ты не заканчивал. Я имею в виду профильных.

– Ну, увлечение началось, наверное, в 2008 году. Я тогда работал в салоне Honda, он занял высокую позицию в рейтинге автосалонов, и нам подарили путёвки в Японию. Я взял фотоаппарат своей сестры, она у меня фотограф, и поехал. И во время поездки мне так понравилось снимать! Я подумал, что это очень интересно и надо во всё это углубиться. Так совпало, что с тогдашним кризисом деятельность салона сильно угасла, и мне пришлось думать, оставаться ли в этом деле или заниматься чем-то другим. Я выбрал второе. И как-то получилось быстро перепрофилироваться, войти в рынок, а уже дальше фото переросло из увлечения в работу.

Я не учился этому где-то специально. Мне кажется, у нас нет толковых учебных заведений. Подавляющее большинство знакомых фотографов, которые из себя что-то представляют, самоучки. Тот, кто хочет, сам научится. Но это совсем не значит, что, например, я сидел дома и нон-стопом штудировал книги и статьи. Нет, я постоянно с кем-то списывался, кто-то писал мне, я ходил на всякие тусовки фотографов. Когда переехал в Питер, это всё пошло гораздо активнее. Постоянное общение, обмен опытом. В высококонкурентной среде всегда быстро учишься и перенимаешь какие-то новые практики.

Плюс интернет в изобилии заполнен учебным материалами. Там имеются курсы по всему! Хочешь стробизм изучить – пожалуйста, хочешь понять основы экспозиции – изучаешь, хочешь студийную съёмку – и это есть. Где-то платно, где-то бесплатно, но материала масса. Вообще главное правило: чтобы учиться фотографировать, надо фотографировать. Конечно, кажется, что всё очень просто: вот фотоаппарат, вот кнопочки. Но фотография – это не только умение нажимать кнопку в нужный момент. Это совокупность качеств человека, стоящего за этим фотоаппаратом: насколько он образован, насколько он насмотрен, начитан, какие у него образы и идеи в голове. И это выливается в его работу.

    – Возможно, у тебя, как бы правильно выразиться, просто есть ощущение фотографии, что ли. К тому же, твоя сестра фотограф, как ты сам сказал. Можно ли сказать, что тебе повезло?

– Конечно, мне повезло. Но сестра никогда не возилась со мной. Она помогла мне втянуться, дала какие-то основные понятия, а потом взяла с собой на две съёмки. Я посмотрел, попробовал, Маша сказала, что я могу всё делать сам. И отпустила меня с миром. Дальше я совершенно самостоятельно стал снимать.

По поводу ощущения фотографии. У меня есть знакомые, которые заканчивали художественную школу, и там им рассказывали, что все образы, которые мы рисуем, которые мы воссоздаём, были показаны ранее или мы это где-то увидели. Может быть, в раннем детстве в виде каких-то обрывков из фильмов, журналов. И это впечаталось нам в память. Но есть ещё какая-то совсем космическая версия, что это изначально заложено в жизни каждого человека. Всё, что мы воспроизводим, – это то, что есть у нас в голове. Не берусь судить, так ли это на самом деле, но доля истина в этом есть.

    – Почему начал снимать со свадеб? Мне казалось, что без опыта там делать нечего.

– Тут всё просто: деньги. Всё банально, я хотел быстро решить, где буду зарабатывать, потому что весной 2009-го видел, как через пару месяцев лишусь работы. Так оно и произошло. И мне надо было понять, чем я буду зарабатывать и куда направить все свои силы. Ну а свадьбы – направление перспективное по всем фронтам. Конечно, с одной стороны сложно начинать без особого опыта. Хотя тут как повезёт. Кто-то легко вклинивается, кто-то – не очень.

В целом это несложно сделать, а сейчас ещё проще. Только вход в наш бизнес в плане техники в связи с ростом курса стал намного выше. Если раньше можно было тысяч за 100-150 собрать приятный комплект и с ним работать, то сейчас эту цифру нужно умножать на два. А такая сумма уже у уволившегося офисного работника не всегда найдётся. В своё время я накопил какие-то деньги, продал машину. Появился определённый капитал: не настолько значительный, чтобы сделать бизнес, но и не хотелось эти деньги просто проедать. Поэтому я сразу купил технику.

Вообще, получается, что я всегда был свадебным фотографом. Я и правда изначально начинал снимать свадьбы, а только после этого уже диверсифицировался на семьи и детей. Сейчас мы активно уходим в корпоративный сектор и предлагаем фотообслуживание любых нужд любых компаний. От съёмок бизнес-портретов и корпоративов и до экстерьеров, интерьеров и каких-то товаров.

    – Планируешь в будущем совсем уйти из свадебной съёмки?

– Подавляющее большинство знакомых фотографов в глубине души, а иногда и не в глубине, думают о том, как бы всё-таки рано или поздно с этой интенсивной работы соскочить. Это очень большое нервное истощение. А если снимать и не отдаваться работе, то получается скучно и уныло. Когда фотограф снимает без души, это видят и клиенты. Они чувствуют отношение и в будущем просто не будут его рекомендовать. Таким образом человек выпадет из рынка. Вот и приходится отдаваться людям, а это сильная психологическая нагрузка. Поэтому многие фотографы хотят открыть своё дело, что-то видоизменить. Лично я в будущем хочу выбрать из этого какие-то дивиденды и вывести на более высокий уровень. Нет, само собой, стабильно и за хорошие деньги я поснимаю ещё десяток лет, а там посмотрим.

    – Но вернёмся к началу твоего творческого пути. Получается, после Кемерова ты незамедлительно отправится в Петербург?

– Я сначала отправился вообще в Таиланд. Сделал рабочую визу, открыл фирму, разрешение на работу получил. Ну и заранее подготовился, конечно, нашёл людей, которые мне будут помогать. Пожил там три месяца и как-то… не захотелось мне там оставаться. Изначально была идея взять билет в одну сторону, жить там, фотографировать, развивать направление свадеб в тропиках, заниматься фотосъёмкой на пляжах, вклиниться в местное комьюнити. В общем, предоставлять все фотоуслуги, которые только возможны в тёплых условиях на Пхукете. Но в действительности всплывают совсем другие стороны жизни. Мне просто стало понятно, что жить-то я там не хочу. Собрался с мыслями, вернулся в Кемерово, поднакопил денег и, как сейчас помню, 20 мая 2010 года улетел в Питер. И там уже жил до начала 2015-го.

    – И всё-таки что за причины-то сподвигли тебя уехать из Таиланда?

– Исключительно какой-то внутренний дискомфорт. Забегая вперёд, скажу, что так и со Штатами получилось. Я там прожил полтора года. Сначала мне казалось, что это именно Таиланд мне не понравился, потому что Азия – совсем другой мир. То есть, когда ты там живёшь, ты же не просто загораешь и купаешься, а думаешь о социализации, думаешь о будущем, о детях, о семье, о друзьях, о жизни. И я как-то жизни своей там не увидел. Я думал, дело в стране, а на Западе мир нам ближе. Меня это подкупило, так же как подкупило и то, что в Штатах живёт много знакомых. И я поехал в Лос-Анджелес. Пожив там, понял, что суть разницы менталитетов – она одинаковая: хоть в джунглях Папуа Новой Гвинеи, хоть в США. И я понял, что мне не хочется жить нигде, кроме России. Получается, в Америке я был с февраля 2015-го по конец мая 2016-го. 16 месяцев. Вот как раз недавно вернулся, планирую осесть в Москве.

    – Ты успел пожить в двух странах, не считая России, но география твоих съёмок намного шире. В каких городах уже работал?

– Конечно же, Кемерово! А вообще Санкт-Петербург, Москва, Хельсинки, Прага, остров Айро в Дании. Пожалуй, это была моя самая удалённая съёмка. Я приехал в Копенгаген, сел на поезд, доехал до другого города, там сел на паром и прибыл на остров. Места там красивые, но люди едут туда за свадьбой не из-за этого. На Айро более упрощённая регистрация брака для тех, кто в Европе живёт по рабочим визам. И получается, что те, кто не может в других городах зарегистрировать европейский брак, на этом острове его спокойно регистрируют, и он легитимен в Европе, скажем так. В тот раз я снимал пару: русскую девушку и итальянца, живущего в Германии. Ещё снимал свадьбу под Брюсселем в Бельгии, в Амстердаме, много в Лас-Вегасе, в Лос-Анджелесе и его округе. В Италии мечтаю поснимать, там не был ещё.

На съёмках в других городах я совершенно не отдыхаю, это не отпуск, как многие могут подумать. Времени хватает на приезд, осмотр места, ночёвку, съёмку и отлёт обратно. Это занимает три-четыре дня. Причём, такие съёмки, как правило, не приносят дохода: хорошо, если в ноль выйдешь, потому что часто иностранные свадьбы вообще в минус уходят, так как люди едут их снимать ради портфолио. Иногда удаётся немного город посмотреть, в который ты едешь, и всё.

    – Как ты в принципе попал на европейский рынок?

– Частично – знакомства, частично – сайты. Есть такой сайт – WedGo – на нём ищут «разъездных» фотографов. Едет фотограф в другой город или страну, на этом сайте он обозначает, где и в какие даты будет находиться. И те туристы или те пары, которые хотят лавстори или свадьбу, как-то подгадывают, чтобы не платить ему за билеты, но оплачивают стандартный объём работы. И получается, что и он в плюсе, и они в плюсе. У меня так с Прагой было. Я тогда запланировал поехать поснимать в ноль, а заодно отдохнуть там недельку. После регистрации на сайте у меня появилась ещё одна пара, и я даже в плюсе оказался.

Ну а, например, Бельгия и Голландия получились по разным контактам. Это о том, как работают соцсети, рекомендации и сарафанное радио. Меня давно заметили подружки одной невесты, а когда представилась возможность, порекомендовали молодожёнам. Они как раз искали европейского фотографа и столкнулись с тамошними ценами и качеством работы. Наверное, из-за того, что там намного меньше спрос, соответственно, и фотографов меньше, уровень работы гораздо ниже российского. Это объективно. У нас совершенно средний фотограф в Питере или Москве снимает намного круче, чем очень хороший и дорогой фотограф в Европе. Они скучно снимают. Те фотографии, которые выдают российские фотографы, сразу выделяются на рынке, лично я быстро заметил это в Штатах. На тот момент меня там мало кто знал, я просто зарегистрировался в общем каталоге фотографов. И из него меня выбирали, исходя из моего портфолио, платили деньги и выделяли мой стиль съёмки.

    – Ну а вообще чем отличается менталитет людей в плане съёмки? Сложнее или проще снимать европейские пары?

– Намного проще. После России кажется, что ты даже не работаешь, а отдыхаешь. Я понимаю, что это у нас такой формат работы, а в Европе он совсем другой. Здесь сразу фотографу задают массу вопросов: куда нам поехать погулять, где нам это сделать, а что если дождь, а что если так или так. Конечно, приходится всё брать в свои руки, ведь чем больше ответов ты дашь, тем выше вероятность, что выберут именно тебя.

На Западе на всех съёмках, с которыми я столкнулся, удивляются тому объёму работы, который мы привыкли делать. То есть, я настолько много хочу фотографировать пару, а ей нужно буквально полчаса на короткий фотосет. В полный рост, по пояс, обнялись, поцеловались, обернулись, прошлись. Всё. Полчаса на съёмку, максимум – час, и это если идти куда-то далеко. Как правило, съёмка проходит в одном месте, без разъездов. Потому что людям важно само событие, репортаж с него, а не огромное количество постановки. И они ни в коем случае не перекладывают эту ответственность на фотографа. Это прям ощущается. Никто не смотрит на тебя и не спрашивает, что делать, как построить план дня. Для этого есть координаторы. У нас рынок потихоньку идёт в эту сторону, но, конечно, очень неспеша.

    – Там и люди более открыты, даже судя по твоим фотографиям.

– Так и есть, они легче на подъём. И там нет ведущих на свадьбах, для них это кич. Например, у меня знакомый ездил в Италию, где проходила русско-итальянская свадьба. И он был ведущим скорее для русских гостей, но в том числе и для итальянских. И вот для них было совершенно непонятно, почему кто-то должен говорить, что им делать и как-то их развлекать. Они сами отлично проводят время и общаются. Молодожёны ходят от одних гостей к другим, все танцуют много, и причём никому нескучно.

    – Кстати, у тебя случались ситуации, когда твои фотографии не нравились клиентам?

– Были. Знакомые фотографы говорят, что это примерно один недовольный клиент из расчёта 40-50 свадеб в год. Самое интересное, это часто связано с тем, что я, к примеру, заработался, не отдал клиентам снимки вовремя, всё друг на друга наложилось, ещё и невеста беременна. Как снежный ком, в общем. Зато через год мне пишут, извиняются и говорят, какие волшебные снимки получились! Меня это, конечно, радует. Бывало, что невеста была недовольна, а жених перезванивал и говорил, что у неё просто нервный срыв, и всё им очень понравилось, они безумно довольны. Я у всех постоянно спрашиваю, как им фотографии, что они думают. Обратная связь всегда есть, это важно. Было несколько и нейтральных ответов, но конкретного негатива не было.

    – Поговорим немного о твоей малой родине. Ты же недавно возвращался в Кемерово, можешь сказать, как тут дела обстоят с фотографией?

– Да, я был тут летом и проводил мастер-класс. Послушал, какие у людей настроения. Есть, конечно, некоторая неопределённость в связи с падением спроса, изменением рынка. Но всё поправимо. И тут есть примеры людей, которые делают всё правильно, продвигаются грамотно и хорошо при этом снимают. У них всё работает, всё отлично.

Но в целом я это связываю исключительно с тем, что люди не совсем представляют, как надо продвигаться фотографам. И те простые советы, которые я давал, работали буквально в течение мастер-класса. С утра человек делает ряд действий, пишет что-то, отмечает людей в инстаграме, а к вечеру к нему уже падают заказы. Это банальный SMM. Надо мелькать, надо быть в теме. Надо, чтобы люди видели, что ты фотограф, а не сидеть и ждать, когда появится работа.

    – Но ведь иногда происходит такое, что работа работой, а руки будто сами опускаются. Может быть что-то случилось, нет вообще ни вдохновения, ни настроения что-то снимать. Как быть в таких ситуациях?

– Мы должны быть стабильными. За то нам и платят деньги, на то мы и профессионалы. Есть такое негласное правило в кругах свадебных организаторов, что, когда они ищут фотографов для постоянной партнёрской работы, они хотят, чтобы те были не сильно творческими. Потому что тут надо выполнять конкретные задачи, знать, как выходить из ситуаций, когда в помещении, к примеру, нет потолка и надо расставлять вспышки по залу, решать что-то со светом. И в том числе выдержать чёткий тайминг и сделать нужные снимки. Тут творчества крайне мало, как и личного отношения: скорее, полученный опыт и умение работать с людьми, умение разглядеть в человеке за кратчайшие сроки его нужные стороны, ракурсы, найти с ним контакт. Лично у меня на творчество времени нет. Ну а профессионалом нужно быть всегда, а самое важное – не мешать свою жизнь с работой. И тогда всё получится.

Обсуждение